Мифология хантов

Мироздание.

По традиционным представлениям ханты, земля существовала не всегда. Когда-то ей предшествовала сплошная вода, по которой плавали бог Торум и гагара. Именно последняя и достала ил с морского дна, а Торум сотворил из него земную твердь.

Мыг — «Земля» — плоская и круглая. Она живая, её жилы — это корни кедра. На ней живут те существа, которые способны рождаться и умирать. Над Землёй возвышается куполообразное небо торум-вох — «божье железо». Там обитают Торум и другие божества. В Нижнем мире существуют только те, кто на Земле считается мёртвыми.
Сюнк — «Солнце» имеет вид женщины, солнечный свет — её лицо. Круги на Солнце появляются, когда она расчёсывает свои волосы.
Ики — «Старик». В таком обличье представлялся Месяц-Луна. Когда-то он имел двух жён — Солнце и злого духа Нижнего мира. Однажды жёны повздорили и разорвали мужа на две части. Часть тела с сердцем досталась солнцу, а вторую половину унесла под землю другая жена. Поэтому в Нижнем мире тоже есть Луна.
Кос — «звезды». Это корни деревьев, растущих вверху. Хотя, по другой версии, скорее всего — более поздней, звёзды — это души некоторых людей, попавших после смерти на небо.

Боги и духи.

Верховным богом ханты р. Ваха, как и другие группы этого народа, почитали Торума (он же Алле-Ики «Большой Старик», Наги-Ики — «Белый Старик»). Внешне этот бог похож на человека, точнее — человек похож на него. По этой причине все звери и птицы, которые не боятся вида друг друга, трепещут перед человеком, принимая его по внешнему виду за бога. Место обитания Торума и его внешний вид представляется ханты очень поэтически: «Светлота — лучше некуда: восемь солнц светит, восемь месяцев светит. Серебро течёт, как река. Юрта золотая стоит. Из юрты Большой Старик, Старый Старик, Белый Старик, как снег Белый Старик смотрит и говорит…». Торум сотворил землю и первого мужчину, привёл к нему жену, научил добывать огонь, делать лодку, лук, стрелы, ловушки, рассказал, как надо жить. Затем он ушел на небо и с тех пор пребывает на недосягаемой для человека высоте.

Пугос-лунг (Торум-Анки или Анки-Пугос) — «Самая Главная Женщина», «Мать Всего». Это главное женское божество на Вахе, мать самого Торума. Ей принадлежит функция жизнедательницы: именно она посылает души новорожденным людям на кончиках лучей. Обитает она «в стороне, где разгорается солнце», то есть на востоке. Где-то там «на большой воде» (на море) есть остров-город мыг-пай-ват или ват-пугос-лунг — «город матери духа», населённый душами ещё не родившихся людей. При рождении Пугос давала младенцу жизненную силу (ильт) и опекала его в первые месяцы жизни. Согласно поверьям, ребёнок, лопоча, общается с Пугос. Кроме того, Анки-Пугос — «Мать Первого Огня» или «Мать Всех Огней». На Вахе был обычай класть на огонь кусок красной ткани с отверстием в центре, «чтоб у Анки-Пугос дети были», или даже накрывать костёр красным платьем. В последнем случае считалось, что платье не сгорает, его надевает Анки-Пугос. Иногда, чтобы задобрить богиню и предотвратить пожары, для неё специально шили красное платье и вывешивали на чердаке дома.

Вонт-Ики (или Вонт-лунг) — «Урманный Старик», «Лесной дух». Он управлял всеми делами на земле и, прежде всего, ведал пушным промыслом. Под влиянием христианства и популярного православного святого Николая Угодника этот дух получил на Вахе дополнительное имя — Микола-Торум.
Обитал он одновременно и в вершине Оби, и в каждом участке леса, владельцем которого и считался. Удача в промысле полностью зависела от его расположения к охотнику. Он мог появляться перед людьми в образе различных животных или птиц: например, перед заблудившимся мужчиной в виде кополухи, а перед женщиной — глухарём. Перелетая с места на место, он мог указать путь из леса. Но человека, рассердившего этого духа, он специально запутывал в лесу, мешал попасть в белку, отводил от норы и препятствовал его охоте всяческими иными способами. Важно было строго соблюдать все правила поведения в лесу, чтобы не рассердить Урманного Старика.

Был ещё один сверхъестественный обитатель леса. На Вахе признавали две его разновидности: жившего вблизи жилья,звали Потчак, а обитавшего в лесной чащобе — Вор-Потчак. В эти существа превращались «выкидыши», мертворожденные дети и умершие грудные младенцы. Потчак был невидимым, но мог и показаться в виде призрака. При преследовании людей он издавал специфичные звуки. Увидеть его считалось верным признаком скорой болезни. Однако от этого существа можно было и избавиться, требовалось лишь начертить на земле крест или круг с двумя крестами или положить позади себя черёмуховый прут. К злонамеренным ирреальным лесным обитателям относились также многоголовые и остроголовые существа Сэвсики. Они могли переходить водоёмы по дну, и тогда на поверхность всплывала цепь пузырей, считавшаяся знаком опасности. Супругой Сэвсики было шестипалое существо женского пола Пырнэ. На русском языке ханты называли её ведьмой. Младенцы с аномалией в шесть пальцев считались её видимым проявлением.

Множественными духами было заполнено не только лесное, но и водное пространство. Главным среди них был Йенг-лунг «Водный дух» или Йенг-Ики — «Водный Старик». Он мог иметь как человечье, так и рыбье обличье. Обретался в устьях рек, омутах, на перекатах. Именно Водный Старик «загонял» рыбу из Оби в Вах во время весеннего половодья. Он же помогал или мешал ханты в делах рыбного промысла, поэтому дружественные отношения с ним всегда означили сытую и благополучную жизнь. Сам дух питался старыми рыбами. Он зазывал их к себе, объяснял им, что они уже достаточно пожили, и съедал. Люди приносили Йенг-лунгу в жертву ткани или монеты перед началом каждого лова. Их вешали на прибрежное дерево или опускали прямо в воду.

Ещё в воде жили Сарт-лунг — «Щука-дух» и Вэс — «Чудовище», часто переводимое на русский язык словом «Мамонт». Они изредка показывались людям или в виде огромной щуки, или большим валом на воде. Считалось, что Сарт-лунг не любит новые лодки, может перевернуть и даже перекусить их. Поэтому перед спуском на воду белую древесину новинок натирали сажей. Вэс имел рога, которые время от времени сбрасывал, — так люди объясняли находки мамонтовых бивней. Рога нужны были чудищу для рытья берегов и обрушивания яров. Там, где Вэс укладывался на зиму, вода не замерзала, поскольку постоянно подогревалась теплом его большого тела. В это агрессивное и злое существо могли превратиться старые большие щуки и собаки.
Местообитание некоторых иных духов связывалось с различными сторонами пространства. Так, Тоглон-Ваях-лунг — «Птичий дух» обитал на «полуденной стороне» (на юге) и ведал распределением птиц по земле, определял время их перелётов и места расселения. Именно он даровал охотникам успехи в охоте на птиц.

А Атам-лунг — «Злой [Худой] дух» жил на западе, на самом краю неба, за большой водой. Когда он приходил на землю, то у людей и оленей начинался большой мор. От него исходили все болезни и всё зло, поэтому он наводил всеобщий страх. Даже солнце, дойдя до места его обитания, пряталось и краснело — так ему было страшно.
Северная сторона — обитель Ылян-Пе-лек-лунга — «Туч, Молнии, Грома духа».Это он пугал людей, стрелял каменной огненной стрелой в людей, деревья и землю.
У этого духа есть помощник Вот-лунг —«Ветра дух». Когда они дружили, то ветер помогал тучам, гнал их в одну сторону, а вот в период ссор ветер разгонял тучи в разные стороны. Духи были везде. Один из них даже жил среди стад домашних оленей. Звали его Те-лег-Тегор-лунг — «Зимний Заяц-дух». Он покровительствовал оленям: охранял их от болезней, нападений диких зверей.

Душа.

Лиль — «душу» — человек получает от богини-матери Анки-Пугос. Она «изготавливает» души, качая колыбель на золотой крыше своего жилища. Если колыбель опрокидывается, появляется лиль, которая будет жить долго. Ханты представляли эту субстанцию как нечто конкретное, хотя и неуловимое, невидимое для обычного человека. Она постоянно находится в человеке и покидает его только во время сна, обморока, болезни и смерти. По одним верованиям, лиль зеркально отражает того, в ком обитает: душа человека похожа на человека, душа животного — на животного. Но одновременно с этим ханты утверждали, что лиль может иметь облик ящерицы или жука. Помимо души лиль, самостоятельной жизненной силой выступает иляс — тень, отражение, отпечаток. Однако между ними существует знаковое различие: лиль присутствует только в живых существах, иляс же присуща всем без исключения предметам. К тени, следам и отпечаткам человеческого тела у ханты такое же отношение, как и к самому человеку: на них нельзя наступать, колоть острыми предметами, плевать. По мнению ханты, нужно уничтожать свой отпечаток даже со снега, так как его таяние весной может вызвать болезненное состояние.

С точки зрения ханты, смерть, как уход в иной мир, может быть вызвана различными причинами. Внезапную кончину человека связывали с разрушением тела. Если же тело остаётся в сохранности, то смерть наступает в результате утраты лиль, но это не может произойти внезапно. О скором уходе в инобытие свидетельствуют звон в ушах в вечернее время (в правое ухо звенят близкие родственники, в левое — отдалённые), появление во сне умерших родичей, встреча с Патчак и другие признаки. Потерять лиль можно разными способами — в результате кражи злым духом Нижнего мира, увода душой недавно умершего человека, изгнания из тела вселившимся духом болезни, который стремится занять её место. Быстрое внедрение в тело духа болезни влечёт быструю смерть, медленное — продолжительную болезнь. Однако из всех причин наиболее частой считалось именно похищение лиль злым духом или его посланниками.
Болезнь не обязательно приводит к смерти. Лиль может вернуться в тело человека сама, её могут поймать и водворить на место шаман или добрые духи, вздумавшие помочь человеку. И тогда, если отведённый Торумом срок жизни ещё не кончился, наступает выздоровление, и жизнь продолжается.

Вера ханты в возможность возрождения умершего была связана с представлениями о превращении того в медведя после пребывания в Нижнем мире. Однако такое перевоплощение может произойти не с каждым усопшим, а лишь с тем, кому очень хочется вернуться в Средний мир, в общество своих родственников и потомков. В связи с этим у ваховских ханты была твёрдая установка, что каждый вышедший к человеку медведь должен быть убит, таким способом ему оказывалась помощь в переходе в Средний мир. При этом у убитого животного спрашивали, кем из умерших родственников он является. Механизм ответа на этот важный вопрос был прост: голову убитого медведя держали на весу и перечисляли имена ушедших в мир иной родичей. Если в какой-то момент голова «становилась» тяжёлой, значит, медведь признавался, что является носителем произнесённого в этот момент имени. Стремление вернуться на «этот свет» объяснялось тем, что в Нижнем мире хуже, чем здесь: земля — сырая, из рыб водятся только караси, жизнь — менее разнообразная. Однако возродиться лиль может только в кругу родственников, и потому ханты всегда стремились хоронить своих умерших на родовых кладбищах.

Считалось, что до момента рождения и 7-10 дней после этого ребёнок тесно связан с миром сверхъестественных существ. Звуки, издаваемые им в этот период, были его разговором с Анки-Пугос — Главной Матерью. Поэтому при младенце избегали говорить что-либо неприятное для духов, дабы он не передал разговор. И лишь с того момента, как ребёнок начинал улыбаться «по-человечески», он считался перешедшим в мир людей.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *