Происхождение мира в японской мифологии.

Начало…

В самом начале Земля и Небеса еще не были разделены, и Ин и Ё не отделились. Подобное начало напоминает нам другие истории о создании Вселенной. Ин и Ё, так же как и китайские Инь и Ян, символизируют женское и мужское начало. Конечно, древним японским писателям было гораздо ближе и понятнее представлять модель сотворения Вселенной по аналогии с обычными родами. В полинезийской мифологии мы находим довольно похожую концепцию — Ранги и Папа представляют Небеса и Землю. Те же параллели могут быть обнаружены как в египетской, так и в других космогонических мифах. Почти везде принцип разделенности мужского и женского начала оправдано и занимает главное место. В «Нихонги» говорится, что эти мужское и женское начало «образовали бесформенную массу, напоминающую яйцо, с расплывчатыми очертаниями и с зародышами внутри». Вскоре это яйцо пробудилось к жизни и его прозрачная и более чистая часть отделилась и стала Небесами, тогда как более тяжелые элементы опустились и стали Землей, которая напоминала рябь, оставляемую плывущей рыбой на поверхности воды. Таинственное нечто, напоминающее побег тростника, внезапно появилось между Небесами и Землей и так же внезапно превратилось в бога по имени Куни-но-токотати-но ками (Бог Навечно Утвердившийся на Земле). Мы опустим рождение других богов вплоть до появления очень важных в японской мифологии богов, известных как Идзанаги и Идзанами (Бог Влекущий к Себе и Богиня Влекущая к Себе). Об этих созданиях сложен очаровательный миф, с которого мы и начнем знакомство с японскими богами.

Идзанаги и Идзанами

Идзанаги и Идзанами стояли на Небесном Парящем Мосту и смотрели вниз, в пропасть первозданного Хаоса. Они спрашивали друг друга, есть ли земли далеко-далеко под ними, и решили это выяснить. Боги опустили копье из драгоценного камня вниз и вскоре обнаружили океан. Когда же они слегка приподняли копье, вода, стекающая с него, загустела и превратилась в остров Оногородзима (Сам Собой Застывший Остров).
На этот остров и спустились два божества. Вскоре после этого они решили стать мужем и женой, хотя и были братом и сестрой, но подобные родственные связи на Востоке — не препятствие для брака. Идзанаги и Идзанами вместе установили столб на острове; Идзанаги пошел вокруг него в одну сторону, а Идзанами — в другую. Когда они встретились, Идзанами сказала:
— Как чудесно! Я встретила прелестного юношу.
Кто-то мог бы подумать, что такая трогательная реплика должна была понравиться Идзанаги, но она, напротив, его сильно разозлила, и он резко ответил:
— Я мужчина, и по праву должен говорить первым. Как может быть наоборот — чтобы женщина заговорила первой? Это к несчастью. Давай обойдем столб еще раз.
Они опять встретились, и на этот раз Идзанаги первый заметил:
— Как чудесно! Я встретил прелестную девушку.
Вскоре после этого нехитрого обряда они поженились.
Когда Идзанами создавала острова, моря, реки, травы и деревья, она вместе со своим господином размышляла: «Мы уже создали Великую Страну Восьми Островов с горами, реками, травами и деревьями. Почему бы нам не создать кого-нибудь, кто мог бы стать Правителем Вселенной?»
Желание богов осуществилось, и родилась богиня Аматэрасу (Богиня Солнца). Ее также именовали Великой Священной Богиней Сияющей на Небе, и она была так красива, что родители решили отправить ее вверх по Небесной Лестнице, чтобы с высокого неба вечно проливать свет на Землю.
Их вторым ребенком был Цукиюми (Бог Луны). Его серебряный круглый лик не был столь прекрасен, как золотое лицо сестры, Богини Солнца, но тем не менее было решено, что он вполне годится быть ее мужем. И вслед за Аматэрасу по Небесной Лестнице поднялся Бог Луны. Однако вскоре они поссорились, и Аматэрасу сказала:
— Ты плохой Бог. Я не желаю встречаться с тобой лицом к лицу.
С тех пор они жили врозь, разделенные днем и ночью.
Следующим ребенком Идзанаги и Идзанами был Сусаноо (Порывистый Бог-Муж). Мы расскажем о нем и его деяниях позже, а пока вернемся к его родителям.
Идзанами родила Кагуцути (Бога-Духа Огня). После родов она очень ослабла и заболела. Идзанаги, узнав об этом, пал на колени, горько плача и стеная. Но его печаль ничем не помогла ей, и Идзанами удалилась в Страну Ёми (Страну Вечного Мрака, или Страну Мертвых).
Однако Идзанаги не мог жить без нее и через некоторое время отправился вслед за ней. Когда он обнаружил свою возлюбленную и стал умолять ее вернуться обратно, она печально спросила у него:
— Мой муж и господин, почему ты так поздно пришел ко мне? Я уже успела поесть с Очага Страны Ёми. Как бы там ни было, я хочу прилечь отдохнуть, но я заклинаю тебя не смотреть на меня.
Идзанаги, движимый любопытством, не выполнил просьбы жены. В Стране Ёми было темно, поэтому он потихоньку вытащил свой частый гребень, отломил толстый зубец и зажег его. Зрелище, открывшееся ему, было ужасающе-омерзительным: вместо его когда-то прекрасной жены он обнаружил распухшую, истекающую гноем тварь. Восемь воплощений Бога Грома сидели подле Идзанами. Воплощения Огня, Земли и Гор злобно уставились на него, извергая из уст оглушающий рев.
Идзанаги испугался и сказал с отвращением:
— Я, сам того не зная, пришел в отвратительные и нечистые земли.
Его жена с гневом воскликнула:
— Почему же ты не выполнил того, о чем я просила тебя? Теперь я посрамлена.
Идзанами так рассердилась на своего господина за то, что он пренебрег ее желанием и узнал ее тайну, что послала за ним в погоню Восемь Уродливых Женщин Страны Ёми. Идзанаги обнажил меч и бросился прочь по темным равнинам Преисподней. На бегу он снял с себя головную повязку и бросил ее на землю. В тот же миг повязка превратилась в гроздь спелого винограда. Когда Восемь Уродливых Женщин Страны Ёми увидели виноград, они остановились и стали пожирать его. Идзанами, увидев, что они прекратили погоню, решила сама броситься вдогонку за своим мужем.
К тому времени Идзанаги уже достиг прохода, служащего границей между Страной Ёми и остальным миром. Проход он загородил огромной скалой. В тот же самый миг он почувствовал присутствие Идзанами. Когда Идзанаги, стоя по ту сторону скалы, предложил Идзанами расторгнуть их союз, она ответила:
— Мой дорогой муж и господин, если ты и вправду намерен поступить так, как говоришь, я задушу всех людей за один день.
Это леденящая и устрашающая угроза ни в коей мере не смутила Идзанаги, который с готовностью отвечал, что он обещает возводить в день тысячу пятьсот домиков для рожениц.
На том они, должно быть, и расстались, так как далее об Идзанаги сообщается, что он благополучно выбрался из Страны Ёми, спасшись от преследования разгневанной жены и Восьми Уродливых Женщин. После своего возвращения Идзанаги без устали предавался многочисленным очищающим омовениям и породил тем самым еще немало богов. В «Нихонги» сказано: «После того как божественное предназначение его было исполнено и духовное состояние потребовало перемен, Идзанаги собственными руками воздвиг жилище Мрака на острове Ахадзи, где он и пребывает поныне в тишине и тайне».

Аматэрасу и Сусаноо

Сусаноо, Порывистый Бог-Муж, был братом Богини Солнца, Аматэрасу. На самом деле он был не самым удачным среди японских богов и считался Неистовым Богом. Его характер подробно описан в «Нихонги», может быть, более подробно, чем характеры остальных упоминающихся там богов. Сусаноо обладал поистине скверным нравом, который часто проявлялся в жестоких и злых деяниях. Вдобавок, несмотря на длинную бороду, у него была привычка подолгу плакать и причитать. Как ребенок в гневе может разбить игрушку на кусочки, так и Сусаноо в приступах гнева мог внезапно обесцветить когда-то зеленые горы и вызвать преждевременную смерть многих людей.
Родители Сусаноо, Идзанаги и Идзанами, были очень обеспокоены его деяниями и, посовещавшись, решили прогнать своего непокорного сына в Страну Ёми. Сусаноо, однако, в ответ на известие об изгнании удивил их просьбой. Он заявил:
— Я тотчас же покорюсь вашей воле и отправлюсь в Страну Ёми, как только вы выполните мое желание. Я хотел бы ненадолго подняться на Равнину Высокого Неба и встретиться с моей старшей сестрой Аматэрасу. После этого я уйду навсегда.
Эта безобидная просьба была выполнена, ему было позволено навестить сестру, и его пропустили на Небеса. Отбытие Сусаноо вызвало волнение на море, а горы с холмами тяжело вздохнули.
Аматэрасу услышала эти звуки и, понимая, что они предвещают близкое появление Неистового Бога Сусаноо, сказала сама себе: «Вряд ли мой брат идет ко мне с благими намерениями. Я думаю, на самом деле цель его — захватить мои владения. По воле наших родителей у каждого из нас свои обязанности. Почему же тогда он отказывается отправиться в свое царство? Да еще и дерзко пытается проникнуть в мои владения, чтобы шпионить за мной?»
И тогда Аматэрасу стала готовиться к битве. Она завязала свои волосы в узлы и украсила их драгоценными камнями. Запястья она также обернула длинными нитями с множеством нанизанных магатама. Когда вдобавок к этому она повесила на спину колчан с тысячей стрел, а к груди прикрепила колчан с пятьюстами стрел и надела кожаные нарукавники, чтобы защитить руки от отскакивающей тетивы, она приобрела по-настоящему грозный вид. Приготовившись к смертельной битве, Аматэрасу взмахнула луком, сжала рукоять меча и стала топать по земле, пока не образовалась яма, достаточная, чтобы служить укреплением.
Все эти тщательные и искусные приготовления оказались тщетны. Сусаноо предстал перед ней в образе кающегося грешника.
— Изначально, — сказал он, — сердце мое не было черно. И сейчас я готов выполнить строгое повеление наших родителей и собираюсь навеки отправиться в Страну Ёми. Но как мог я отправиться в путь, не повидавшись с моей старшей сестрой? Для этого, идя сюда издалека, я пешком пересек облака и туманы. И я удивлен тому, что моя старшая сестра встречает меня с таким сердитым выражением лица.
Аматэрасу восприняла его слова с некоторым подозрением, кажущаяся братская почтительность Сусаноо и его жестокость явно были несовместимыми. Поэтому она решила проверить его искренность. Само испытание мы описывать не будем, скажем лишь, что в результате открылись чистота помыслов и уважение Сусаноо к старшей сестре.
Но вести себя хорошо Сусаноо, как обычно, долго не мог. Так случилось, что Аматэрасу подготовила на Небесах несколько превосходных рисовых полей. Некоторые были узкими, другие длинными, и Аматэрасу очень ими гордилась. Весной посадила она зерна, но Сусаноо осенью разрушил межи между полями и осенью запустил туда нескольких пегих жеребцов, чтобы те потоптали урожай.
Однажды, увидев свою сестру в священных Ткацких Покоях, вышивающей одеяния для богов, он проделал дыру в крыше и бросил в нее освежеванную шкуру лошади. Аматэрасу так напугалась, что нечаянно поранилась челноком. Сильно разозлившись, она решила покинуть свое жилище и сделала так: завернулась в свои сияющие одежды, спустилась с голубых Небес и, отворив дверь Небесного Скалистого Грота, укрылась в нем.
Мир тут же погрузился во мрак, и никто не мог отличить день от ночи. Как только произошла эта ужасная катастрофа, великое множество богов собралось на берегу Небесной Реки и стало обсуждать и думать, как же им убедить Аматэрасу вновь украсить Небеса своим сияющим великолепием. После долгих разъяснений и обсуждений Бог-Размышляющий собрал вместе стаю певчих птиц из Вечной Земли. Сначала после всевозможных гаданий на лопатке оленя боги создали необходимые для выполнения их плана инструменты, кузнечные меха и несколько горнов. Звезды они сковали вместе таким образом, что получилось зеркало, изготовили также драгоценности и музыкальные инструменты, должным образом украшенные.
Когда все было готово, великое множество богов пришло к пещере, в которой скрывалась Богиня Солнца, и там началось небывалое представление. На верхних ветвях Правдивого Дерева Сакаки они развесили драгоценности, а на средних повесили зеркало. Со всех сторон раздавалось великолепное пение птиц, которое было лишь прелюдией к тому, что за этим последовало. И тогда Удзумэ взяла в руку копье, оплетенное травой, и сделала головной убор из ветвей Правдивого Дерева Сакаки. Затем она перевернула бочонок и стала танцевать на нем так бесстыдно, что через какое-то время великое множество богов начало громко хохотать над ней.
Такие необычные вещи пробудили любопытство Аматэрасу, и она украдкой выглянула наружу. Мир опять наполнился ее золотым сиянием. Она вновь поселилась на Равнине Высокого Неба, а Сусаноо был должным образом наказан и изгнан в Страну Ёми.

Сусаноо и Дракон

В мифах и легендах часто встречаются определенные несообразности и расхождения, так что нет ничего удивительного, что мы не находим в них ни слова о приключениях Сусаноо в Стране Ёми. Когда мы вновь встречаемся с ним, он уже совсем не злобный. Наоборот, мы обнаруживаем его в достойной роли Благородного Мужа. Трудно сказать было ли его превращение в благородного рыцаря хитрой уловкой ради каких-то иных причин, или внезапное изгнание его с Небес стало причной временного изменения его дурных манер.
Сусаноо, изгнанный с Небес, оказался на берегу реки Хи, что в Стране Идзумо (Срединной Стране Тростниковой Равнины). Здесь его внимание привлек звук плача. Для Сусаноо было так непривычно слышать, что кто-то другой, а не он плачет, поэтому он отправился на звук этого плача, чтобы выяснить его причину. И там он увидел старика и старуху. Рядом стояла девушка, которую они нежно гладили и смотрели на нее так печально, как будто прощались с ней навсегда. Когда Сусаноо спросил стариков, кто они и почему так горько плачут, старик отвечал:
— Я — земной бог, и зовут меня Асинадзути (Старец Гладящий Ноги). Имя моей жены Тэнадзути (Старуха Гладящая Руки). Девушка эта — наша дочь, и зовут ее Кусинада-химэ[5] (Дева-Гребень из Инада). Скорбим же мы потому, что вначале у нас было восемь дочерей; но всех их год за годом пожирает восьмиглавый Дракон, и теперь пришло время этой дочери — Дракон собирается поглотить и ее. Нет никаких путей спасения, оттого-то мы так и безутешны.
Сусаноо выслушал эту печальную историю с должным вниманием и, заметив чудесную красоту девушки, предложил сразить Дракона, в награду же попросил родителей отдать девушку ему в жены. Старики поспешно согласились.
Тогда Сусаноо превратил Кусинада-химэ в частый гребень и воткнул его себе в волосы. Затем он приказал старикам сварить сакэ. Когда сакэ было готово, он налил его в восемь бочек и принялся ждать появления страшного чудовища.
В это мгновение появился Дракон. У него действительно было восемь голов, а глаза на всех головах были красные, как зимняя вишня. Мало того, у него было еще и восемь хвостов, а кипарисы и криптомерии росли прямо на спине. В длину он был как восемь холмов и восемь долин. Дракон передвигался важно и неторопливо, но, обнаружив сакэ, каждая голова с жадностью принялась поглощать соблазнительный напиток и пила до тех пор, пока Дракон не захмелел настолько, что заснул. Тогда Сусаноо, ничего не боясь, вытащил свой меч, который был десяти пядей в длину, и разрубил чудовище на мелкие кусочки. Когда он рубил один из хвостов, лезвие его меча внезапно треснуло. Сусаноо, движимый любопытством, наклонился и обнаружил в останках Дракона меч, называемый Муракумо-но-Цуруги (Небесный Меч из Кучащихся Облаков). Рассудив, что меч, скорее всего, принадлежал какому-то божеству, он преподнес его великой богине Аматэрасу.
Победив Дракона и исполнив свой долг, Сусаноо превратил гребень обратно в Кусинада-химэ и вместе с ней добрался до местечка под названием Суга, что в провинции Идзумо, где они и поженились.

Посланники богов

К тому времени боги, собравшиеся на Равнине Высокого Неба, были обеспокоены постоянными нарушениями порядка в стране Идзумо (Срединной Стране Тростниковой Равнины). Тогда равнины, скалы, деревья и травы еще умели говорить.
По ночам они издавали шум, подобный треску пламени, а в дневное время гудели, как пчелы в пятый месяц. Да еще и некоторые божества в этой стране стали вести себя предосудительным образом. Боги решили положить конец этим беспорядкам и хаосу. Посовещавшись, Така-ми-мусуби (Бог Высокого Священного Творения) решил отправить своего внука Ниниги (Юношу-Бога Изобилия Рисовых Колосьев) править Срединной Страной Тростниковой Равнины — он должен был подавить мятеж и принести мир и процветание в эту страну. Решили предварительно отправить посланников, чтобы подготовить все к прибытию Ниниги. Первым посланником был Амэно-хохи (Бог Небесного Рисового Колоса), но он, проведя три года в мятежной стране, так и не удосужился сообщить что-либо пославшим его богам. И было решено отправить вслед за ним его сына. Сын, однако, поступил так же, как и его отец, — не торопился выполнять приказы. Третьим посланником стал Амэно-вакахико (Небесный Молодой Юноша). Но и он, как и его предшественники, отказался выполнять поручения, несмотря на превосходное оружие. И вместо того чтобы выполнить порученное, он влюбился и взял в жены Ситатэру-химэ (Дева-Снизу Светящаяся Богиня).
Вскоре собрание богов из-за длительного ожидания каких-либо вестей окончательно пришло в ярость, и боги решили послать фазана по имени Накимэ (Плачущая Женщина), чтобы она узнала, что там, в Идзумо, происходит. Фазан, слетев вниз, приземлилась на верхушку дерева кассия, что росло перед воротами в жилище Амэ-но-вакахико. Как только Амэ-но-вакахико увидел птицу, он тут же в нее выстрелил. Стрела пронзила грудь фазана и достигла Равнины Высокого Неба, где находились боги. Со страшной силой она была отброшена, да так, что убила непослушного и ленивого Амэ-но-вакахико.
Плач Ситатэру-химэ достиг самих Небес — она любила своего господина и не смогла распознать в его случайной смерти мести богов. Дева плакала так жалобно и громко, что поднялся сильный ветер и тело Амэ-но-вакахико взлетело вверх на Равнину Высокого Неба. Там был воздвигнут погребальный дом, в который положили покойника. Восемь дней и восемь ночей не прекращались плач и стенания. Дикий гусь на реке, цапля, зимородок, воробей и фазан в великой скорби оплакивали погибшего.
В то время друг Амэ-но-вакахико, которого звали Адзиси-китака (Юноша-Высокий Бог Плугов), услышал погребальные песни с Небес. Он отправился выразить свои соболезнования. Адзисикитака очень сильно напоминал покойного, и когда родители, родственники и жена Амэ-но-вакахико увидели его, они воскликнули:
— Наш господин по-прежнему жив!
Это так разозлило Адзисикитака, что он вытащил свой меч и разрубил погребальный дом, да так, что тот упал на Землю и превратился в гору Мояма (Погребальная Гора).
После этого еще двух богов послали в Срединную Страну Тростниковой Равнины, и на сей раз посланники успешно справились с поручением. Они вернулись на Небеса и доложили, что уже все готово к прибытию Божественного Внука.

Прибытие Божественного Внука

Аматэрасу одарила своего внука Ниниги многочисленными подарками. Она отдала ему драгоценные камни, добытые у подножия Небесных Гор, белые шары из кристалла, а также самый дорогой подарок — божественный меч, извлеченный Сусаноо из хвоста восьмиглавого Дракона. Еще она дала ему зеркало из звезд, с помощью которого Аматэрасу выманили из Небесного Скалистого Грота. Несколько богов отправили сопровождать Ниниги, в том числе и ту добрую богиню танца и веселья Удзумэ, чей танец, как мы помним, так понравился богам.
Когда Ниниги и его спутники уже пронзили облака и появились на небесной развилке из восьми дорог, они внезапно увидели огромное создание с большими светящимися глазами. Увидев его, они сильно встревожились; вид гиганта был так грозен, что Ниниги и все его спутники, за исключением счастливой и очаровательной Удзумэ, решили повернуть назад, намереваясь отказаться от своего путешествия. Но Удзумэ приблизилась к гиганту и поинтересовалась, кто он такой и почему хочет помешать им следовать дальше. Великан отвечал:
— Я — Бог Полевых Дорог. Я пришел выразить свое почтение Ниниги и прошу оказать мне честь быть его проводником. Вернись к своему повелителю, о прекрасная Удзумэ, и передай ему мои слова.
Удзумэ вернулась к богам, которые так позорно бежали, и передала послание великана. Когда они услышали хорошие новости, они очень обрадовались, опять пробились сквозь облака, отдохнули на Небесном Парящем Мосту и, в конце концов, достигли вершины горы Такатихи.
Ниниги, сопровождаемый Богом Полевых Дорог, путешествовал из конца в конец по стране, которой должен был править. Достигнув же одного из прекраснейших мест, он решил воздвигнуть там дворец.
Ниниги был так доволен службой Бога Полевых Дорог, что решил отдать ему в жены веселую Удзумэ.
Наградив своего верного проводника, Ниниги сам начал ощущать потребность в любви, и однажды, гуляя по берегу, он увидел очень красивую девушку.
— Кто ты, прекраснейшая из женщин? — спросил у нее Ниниги.
Она отвечала:
— Я — дочь Оо-яма-цуми-но ками (Бога-Духа Больших Гор). Имя мое Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ (Дева Цветения Цветов на Деревьях).
Ниниги влюбился в нее. Он поспешил к ее отцу просить руки его дочери.
У Бога-Духа Больших Гор была и старшая дочь, Иванага-химэ (Дева Долговечности Скал). Как видно из ее имени, она была не очень красива. Но ее отец хотел, чтобы дети Ниниги жили так же вечно, как и скалы. И потому он представил Ниниги обеих дочерей, надеясь, что выбор жениха падет на Иванага-химэ, но Ниниги даже и не взглянул на старшую сестру. Такое пренебрежение очень разозлило Иванага-химэ, и она, недолго думая, громко выкрикнула:
— Если б ты выбрал меня, ты и дети твои жили бы долго на Земле. Но раз ты выбрал мою сестру, ты и дети твои умрут так же быстро, как отцветают цветы на деревьях и как румянец пропадает на щеках моей сестры.
Несмотря на это, Ниниги и K°-но-хана-но-сакуя-бимэ какое-то время жили счастливо, но однажды ревность затуманила разум Ниниги. Причин для ревности у него не было, и Коно-хана-но-сакуя-бимэ сильно обидело обращение мужа. Она удалилась в маленькую хижину и подожгла ее. Из пламени вышли три мальчика: Хосусэри-но микото (Бог Ярящийся Огнем), Ходэри-но микото (Бог Светящий Огонь) и Хоори-но микото (Бог Пригибающий Огонь). О последних двух богах и рассказывает следующая легенда.

Во дворце Морского бога

Ходэри-но микото был искусным рыбаком, а его младший брат Хоори-но микото — умелым охотником. Однажды они воскликнули:
— А почему бы нам не попробовать поменяться? Ты будешь охотиться, а я рыбачить.
Так они и поступили, но старший брат, умелый рыбак, вернулся домой с охоты без добычи. Он вернул брату лук и стрелы и попросил вернуть его рыболовный крючок. Но Хоори-но микото, ловя рыбу, случайно потерял крючок брата. Благородное предложение подарить брату новый крючок взамен утраченного было презрительно отвергнуто. Он также отказался принять взамен старого крючка целый пучок новых. На предложение Хоори-но микото старший брат лишь ответил:
— Это не мой старый крючок, пусть этих новых и много, я все равно их не возьму.
Тогда Хоори-но микото, обеспокоенный жестокостью брата, спустился к берегу моря и там расплакался. Добрый старик по имени Сио-цути-но ками (Бог-Дух Морских Вод), увидев плачущего Хоори-но микото, спросил:
— Отчего ты плачешь здесь?
Когда Хоори-но микото поведал ему свою историю, старик сказал:
— Не печалься. Я все улажу.
Подтверждая искренность своих слов, старик тут же изготовил корзину, усадил в нее Хоори-но микото и в ней опустил его на дно морское. Погрузившись достаточно глубоко, Хоорино микото очутился на дне, заросшим чудесными водорослями. Он вышел из корзины и почти сразу предстал перед дворцом морского бога.
Дворец выглядел очень впечатляюще — со стенами, украшенными зубцами, бойницами и величественными башнями. У ворот бил чистый родник, рядом с ним росло коричное дерево. Хоори-но микото замешкался, залюбовавшись прекрасным строением. Не успел он простоять и минуты, как увидел красивую девушку, которая вышла из дворца. Она уже собиралась зачерпнуть воды, когда, подняв глаза, заметила незнакомца. Встревожившись, девушка тут же исчезла, чтобы предупредить мать с отцом.
Морской бог, услышав новость, пригласил незнакомца во дворец, расспрашивая, чем они обязаны такой чести. Когда Хоори-но микото грустным голосом поведал о пропаже крючка старшего брата, морской бог призвал всех рыб своего царства, и с широкими плавниками, и с узкими плавниками. И когда тысячи и тысячи рыб собрались на его зов, Бог Моря спросил у них, знают ли они что-нибудь о пропавшем крючке.
— Мы не знаем, — отвечали рыбы. — Но мы слышали, что рыба по имени Тай (Красная Дева) недавно поранила себе рот и потому сегодня не явилась.
За ней послали, открыли ей рот, там и обнаружился потерянный крючок.
Хоори-но микото взял в жены дочь морского бога Тоётама-бимэ (Деву Обильных Жемчужин), и они жили вместе в подводном дворце. Три года прошли в мире и согласии, но вскоре Хоори-но микото очень захотел повидать свою родную землю, и его все еще тяготило то, что он так и не вернул крючок брату. Переживания мужа не укрылись от любящей жены Тоётама-бимэ и тронули ее сердце. Она пошла к отцу и поведала ему о своей печали. Морской бог, который всегда был добрым, не осудил поведение зятя. Наоборот, он отдал ему рыболовный крючок и сказал:
— Когда ты будешь возвращать этот крючок своему брату, перед тем как отдать, шепни крючку тихонько: «Бедный крючок!»
Также морской бог одарил Хоори-но микото Драгоценным Камнем Текущего Прилива и Драгоценным Камнем Текущего Отлива, сказав при этом:
— Запомни, если будет нужда, брось в воду первый Драгоценный Камень Текущего Прилива, тогда внезапно наступит прилив и захлестнет твоего старшего брата. Но если твой брат одумается и извинится, брось в воду второй Камень, сразу наступит отлив, и так ты спасешь своего старшего брата.
До того как Хоори-но микото отправился в путь к нему пришла жена и сообщила, что вскоре подарит ему ребенка. На прощание она сказала:
— Однажды, когда ветры и волны взволнуются, я обязательно приду на берег. Выстрой для меня дом и жди меня там.
Примирение Ходэри-но микото и Хоори-но микото
Когда Хоори-но микото добрался наконец до дома, он нашел там своего старшего брата, который очень сожалел о случившемся и сразу принес брату свои извинения, которые Хоори-но микото, конечно же, принял.
Тоётама-бимэ и ее младшая сестра храбро преодолели ветры и волны и вышли на берег. Там Хоори-но микото построил хижину, крытую перьями баклана, и в ней Тоётама-бимэ в свое время родила ему сына. Подарив своему мужу наследника, Тоётама-бимэ обернулась драконом и нырнула обратно в море. Сын Хоори-но микото, когда вырос, женился на своей тетке и стал отцом четырех детей, один из которых был Камуямато Иварэбико-но микото (Юноша-Бог Иварэ из Божественного Ямато); он, как говорят, стал первым императором Японии и ныне известен как Дзимму-тэнно.

Белый заяц из Инаба

В незапамятные времена жили восемьдесят и один брат, и были они принцами в Японии. За исключением одного брата, все остальные были склочными и проводили свое время в мелкой подозрительности и ревности друг к другу. Каждый хотел править всей империей, и более того — каждый из них хотел жениться на принцессе Яками из Инаба. И хотя все эти восемьдесят братьев в основном жили в несогласии друг с другом, единственным, что их объединяло, была ненависть к одному брату, доброму и мирному.
В конце концов, после многочисленных грубых слов и пререканий, восемьдесят братьев решили идти в Инаба, чтобы посетить принцессу Яками, и каждый из них думал, что только он будет удачлив и подойдет в женихи принцессе. Добрый брат тоже пошел с ними, но, конечно же, не как искатель руки прекрасной принцессы, а как слуга, которому пришлось тащить на спине огромный и тяжелый мешок.
Наконец восемьдесят принцев, оставив своего многострадального брата далеко за собой, дошли до мыса Кэта. Когда они уже собрались продолжить свой путь, то увидели белого зайца, лежащего на земле, выглядевшего очень несчастным и к тому же полностью лишенного шерсти.
Восемьдесят принцев были очень удивлены таким состоянием зайца и сказали:
— Если ты хочешь, чтобы твой мех снова вырос, искупайся в море и, когда ты так сделаешь, взбеги на вершину высокой горы и подставь свое тело ветру.
С этими словами восемьдесят бессердечных братьев последовали своей дорогой.
Заяц тут же пошел к морю, обрадованный перспективой вернуть себе свой прекрасный белый мех. Искупавшись, он побежал на вершину горы и лег там. Но он тотчас же понял, что холодный ветер, обдувающий кожу, только что погруженную в соленую воду, начал приносить ему еще большие страдания, так как кожа стала трескаться. Помимо унизительного душевного состояния — ощущать себя без меха — прибавилась еще и нестерпимая физическая боль, и заяц понял, что восемьдесят принцев его беззастенчиво и бессердечно обманули.
Когда заяц лежал на горе, испытывая невыносимую боль, мимо медленно проходил добрый брат, нагруженный тяжелым мешком, который он нес на спине. Когда он увидел плачущего зайца, то спросил, как получилось так, что бедное животное попало в беду.
— Пожалуйста, остановись на минуту, — сказал заяц, — и я расскажу тебе, как все это со мной произошло. Я хотел переправиться с острова Оки на мыс Кэта и сказал крокодилам: «Мне очень хотелось бы знать, сколько крокодилов живет в море и сколько зайцев на берегу. Разрешите мне сначала сосчитать всех вас». И после того как я сказал эти слова, крокодилы вытянулись в длинную линию от острова Оки до мыса Кэта. Я побежал по их твердым спинам, считая каждого. Когда я добежал до последнего, то сказал: «О глупые крокодилы, мне совсем не интересно, сколько вас в море или сколько зайцев на земле, я всего лишь хотел вас использовать вместо моста, чтобы перебраться на другой берег». Увы, мое жалкое хвастовство дорого обошлось мне, так как последний крокодил поднял голову и зубами стянул с меня всю мою шкурку!
— Да, могу сказать, ты был не прав и заслужил наказание за свою глупость. Это конец твоей истории?
— Нет, — ответил заяц. — Я бы не дошел до такого состояния, если бы восемьдесят принцев, проходящих мимо, не обманули меня, сказав, что соленая вода и ветер смогут помочь мне. Увы! Не думая, что они обманывают меня, я выполнил все их указания, и в результате моя кожа потрескалась и я испытываю невыносимую боль.
— Искупайся в родниковой воде, мой бедный друг, — сказал добрый брат, — и после того как ты это сделаешь, раскидай по земле цветочную пыльцу осоки и поваляйся в ней. Это действительно должно залечить раны и помочь твоему меху опять отрасти.
Заяц медленно побрел к реке, искупался и вывалялся в пыльце осоки. Как только он все это проделал, у него перестала саднить кожа и он снова покрылся толстым мехом.
Благодарный заяц побежал обратно к своему благодетелю.
— Твои жестокие и бессердечные братья, — сказал он, — никогда не завоюют сердца принцессы из Инаба. Это ты женишься на ней и будешь править всей страной.
Предсказание зайца сбылось. Когда восемьдесят братьев прибыли в Инаба, на этом их миссия и закончилась, но брат, который был добр к белому зайцу, женился на принцессе Яками и стал править страной.
Страна Утренней Свежести
Однажды ночью императрица Дзингу спала в своем шатре, и приснился ей странный сон. Ей снилось, что пришел к ней дух и рассказал о чудесной стране на западе, в которой полно сокровищ, золота и серебра, стране ослепительной, как красивая женщина. Дух поведал ей, что название этой земли — Страна Утренней Свежести (Корея) и что она может принадлежать Японии, если императрица выступит с войском и завоюет эту богатую страну.
На следующий день императрица Дзингу рассказала про сон своему мужу, но император был человеком бесстрастным и не верил снам. Тем не менее, поскольку его жена настаивала на выступлении войск, он поднялся на высокую гору, хотя и считал это глупой затеей, и не увидел на западе, там, где заходит солнце, никакой страны. Когда император спустился с горы, он заявил, что ни в коем случае не даст согласия на завоевание страны, которая обязана своим существованием только буйной фантазии императрицы. Но боги разгневались на него, и вскоре после того, как он огласил свой отказ, император погиб в одном из сражений.

Подарок Дракона

Став единовластной правительницей, императрица Дзингу твердо решила идти в ту страну, о которой узнала во сне. Она обратилась к Духу Гор и попросила дать ей дерево и металл для своих кораблей, Дух Полей дал ей рис и прочее зерно для ее армии, Дух Трав преподнес ей пеньку для канатов, Бог Ветра благосклонно отнесся к ее плану и пообещал вести ее корабли к Корее. Все духи служили императрице, кроме Исора, Духа Морского Побережья.
Исора был ленив, и когда он в конце концов появился над морскими волнами, то предстал перед императрицей без своих роскошных одеяний, а был одет в ил и раковины, а морские водоросли украшали его взлохмаченную голову. Увидев его, императрица приказала ему пойти к своему повелителю Дракону и попросить дать ей, императрице, драгоценности Прилива и Отлива.
Исора послушался, нырнул в воду, предстал перед Драконом и передал ему просьбу императрицы.
Дракон достал из шкатулки драгоценности Прилива и Отлива, положил их в большую морскую раковину и велел Исора быстро вернуться к императрице Дзингу с этим изысканным подарком.
Исора вынырнул из дворца повелителя на поверхность моря, и императрица Дзингу поместила драгоценности на своем поясе.

Путешествие

Теперь, когда императрица получила драгоценности Прилива и Отлива, она построила и спустила на воду три тысячи кораблей, и на десятый месяц начала свое путешествие. Ее флот не далеко отошел от берега, когда начался такой сильный шторм, что все суда разбились и, вероятно, пошли бы на дно моря, если бы не Дракон, который приказал огромным морским чудовищам идти императрице на помощь. Некоторые из них везли корабли на своих громадных телах, другие толкали корму корабля своими огромными головами, и так, двигая суда по морю, они вынесли их обратно к берегу. Могучие рыбы-драконы, держа во рту корабельные тросы и таща их на буксире с удивительной скоростью, помогали чудовищам. Вскоре шторм прекратился, и морские чудовища и рыбы-драконы исчезли.
Помощь драгоценностей Прилива и Отлива
Наконец императрица Дзингу и ее армия увидели на горизонте неясные очертания далеких гор Кореи. Подплыв ближе к берегу, они обнаружили, что вся корейская армия со своими кораблями сконцентрировалась у берега в ожидании команды к бою. Как только корейская стража заметила японский флот, она дала сигнал к выступлению и огромное количество кораблей начало атаку.
Императрица стояла и наблюдала за происходящим с невозмутимым спокойствием. Она знала, что победа или поражение японской армии в ее власти. Когда корейские корабли близко подошли к японскому флоту, она кинула в море драгоценности Отлива. Как только драгоценности оказались в воде, начался отлив, вода опустилась до самого киля корейских кораблей, и они сели на мель. Корейцы, учитывая то, что японский флот уступал им по силе, и не ожидая колдовства, полагали, будто их корабли оказались на мели из-за естественного спада воды. И покинув суда, воины побежали по песку. Японские лучники натянули тетиву, и огромное облако стрел полетело в воздух, убивая сотни врагов. Когда корейцы были уже близко к японским кораблям, императрица Дзингу бросила в воду драгоценности Прилива. И вмиг нахлынула большая волна, уничтожив почти всю корейскую армию. Теперь для японцев уже не было преград, чтобы высадиться на берег и захватить страну. Император Кореи сдался, а императрица Дзингу вернулась в Японию, нагруженная шелками и драгоценностями, книгами и картинами, шкурами тигров и роскошными одеждами.
Драгоценности Прилива и Отлива, брошенные императрицей, недолго лежали на дне океана. Исора быстро забрал их и отнес назад Дракону.

Принц Одзин

Вскоре после возвращения, императрица Дзингу родила сына, которого назвали Одзин. Когда Одзин подрос и стал красивым и умным мальчиком, мать рассказала ему о чудесных драгоценностях Прилива и Отлива и сказала, что хотела бы, чтобы и у сына они были, тогда он сможет защитить честь и принести славу Японии.
Однажды главный министр, которому, как говорят, было уже триста шестьдесят лет и который служил уже не менее чем пяти императорам, взял с собой Одзин на императорский военный корабль. Корабль заскользил по морю на вытканных золотом шелковых парусах. Министр громким голосом попросил Дракона дать юному Одзин драгоценности Прилива и Отлива.
В ту же минуту волны вокруг корабля вспенились, раздался громоподобный рык и появился сам повелитель водной стихии, голову которого вместо шлема украшало ужасное чудовище. Потом из воды выплыла огромная раковина — в глубине ее сверкали драгоценности Прилива и Отлива. Отдав драгоценности и произнеся несколько слов, Дракон вернулся в свое зеленое подводное царство.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *